Импакт-инвестирование: как измерить общественное и экологическое воздействие бизнеса

28 июня в Минске прошел Второй форум социального бизнеса Беларуси. Форум собрал более 150 участников и участниц, а также белорусских и европейских экспертов. Первая часть мероприятия была посвящена теме импакт-инвестирования в Евросоюзе, странах "Восточного партнерства" и Беларуси.

Импакт-инвестирование (от англ. impact - воздействие) — это инвестирование в компании, организации и фонды с целью создания измеримого общественного и экологически значимого воздействия.

Организаторы: ОДБ Брюссель, Фонд «Добра», Программа поддержки Беларуси Федерального правительства Германии, ПРООН в Беларуси. Приезд иностранных экспертов стал возможен благодаря финансовой поддержке Евросоюза в рамках проекта "Инкубатор социального предпринимательства".

После приветственной речи организаторов Второго форума социального бизнеса Беларуси выступила депутат Национального собрания Жанна Стативко. Она подчеркнула, что в стране ведется серьезная работа по принятию соответствующего законодательства в сфере социального предпринимательства.


Организторы Второго форума социального бизнеса Беларуси: Оксана Елова (Программа поддержки Беларуси Федерального правительства Германии), Мария Калиновская (ПРООН в Беларуси), Александр Скрабовский (Фонд «Добра»), Алёна Лис (ОДБ Брюссель), а также депутат Национального собрания Жанна Стативко (вторая справа)
 

Измеримое общественное и экологическое воздействие

Зарубежными практиками импакт-инвестирования поделился эксперт из Великобритании Фил Тулба, директор «Tulba Consulting Limited». В 2008 году мировой экономический кризис обострил проблему нехватки благотворительных денег. Но деньги у инвесторов были, просто они были готовы отдать их только при условии, что ресурсы станут инвестициями. На этот период и пришелся особенно быстрый рост объемов импакт-инвестирования в мире.


Эксперт из Великобритании Фил Тулба, директор «Tulba Consulting Limited» на Втором форуме социального бизнеса Беларуси. 28.06.2018, Минск

«В Великобритании долгая история импакт-инвестирования, но и у нас еще не все идеально и есть чему учиться. рассказывает Фил. Такое инвестирование важно, потому что оно позволяет ввести новые средства в сектор, распределяя финансы, которые не достаточно активно используются. Это создает для социальных бизнесов возможности там, где их раньше просто не было».

По своей сути импакт-инвестирование направлено не только на получение прибыли, но также на обеспечение позитивного социального и экологического воздействия. В Великобритании, чаще всего, это инвестирование в цель организации. Но есть разделение между импакт-инвестированием, когда инвестор ожидает привлечения прибыли и социальным инвестированием, когда ожидается результат в виде воздействия на общество. Объединяет эти явления три ключевые характеристики:

  • преднамерение - цели организации соотносятся с целями инвестирования;
  • есть измеримость, которую понимают все участники;
  • присутствует прозрачность: все понимают, куда направляются деньги.


Возврат инвестиций превышает ожидания инвесторов

Далее руководитель «Берлинской школы социальных инноваций» Сергей Медведев привел примеры импакт-инвестирования в Украине и России. Он сразу начал с того, что такой тип вложения денег особенно актуален в странах с развитой экономикой. На пост-советском пространстве первые примеры импакт-инвестирования начали появляться только пять лет назад. Потому что только в это время стали появляться социальные предприятия, которые могут показать устойчивую бизнес-модель, — это и есть основной критерий, чтобы привлекать внимание со стороны инвесторов.

«Поддержка социального сектора везде в мире и в Беларуси — это не инвестиции, в поддержка социальных инициатив. На второй стороне схемы находится классическое инвестирование, когда бизнес просчитывает риски и вкладывает. анализирует Сергей. Импакт-инвестирование находящееся где-то посередине и есть социальное инвестирование, где инвестор не ожидает возврата денег, но  позитивного социального и экологического эффекта».

Мировой опыт показывает, что импакт-инвестирование возвращает инвестиции не только в виде социального и экологического эффекта. Возвращаются также деньги, и опросы инвесторов показывают, что возврат превышает их ожидания. В Восточной Европе импакт-инвестирование пока находится в зачаточном состоянии, есть небольшие, прежде всего грантовые программы, которые поддерживают социальные предприятия. «Одна из основных проблем, почему этот вид инвестирования в Восточной Европе пока развивается медленно — это отсутствие отчетности и данных об инвестициях и о социальном вкладе».

В России это направление инвестирования развивает крупный бизнес и, прежде всего, добывающие компании, создающие фонды и программы поддержки. К примеру, ключевым игроком на этом рынке является фонд «Наше будущее», который уже 10 лет оказывает финансовую поддержку социальным предприятиям: выдает беспроцентные кредиты и займы.  «Коллеги в России говорят, что деньги пока не возвращаются, но это распространенная проблема развития импакт-инвестирования на начальном этапе».

В Украине бизнес помогает социальным предприятиям, и особенностью там является развитие крауд-инвесторских проектов. «В Ивано-Франковске появился культурный центр с рестораном, где жители скинулись по несколько тысяч долларов, и часть прибыли идет в фонд, который раз в квартал выдает микрогранты на социальные и культурные проекты внутри своего города. За три года появилось несколько похожих проектов — в Одессе, в Киеве. Но это все частные инициативы, и импакт-инвестирование часто проходит не в каком-то структурированном направлении, а благодаря частным инициативам инвестора, который хочет что-то сделать для своего города или страны».


 

В заключение своего выступления Сергей обратил внимание на то, что об импакт-инвестировании нужно говорить в рамках международного контекста и не следует придумывать свои понятия. «Иначе мы не будем разговаривать на одном языке с мировым рынком. Также очень важна отчетность — количественные и качественные показатели воздействия. Пока одна из основных сложностей почему импакт-инвестирование плохо развивается в России, Украине и Беларуси это малое количество устойчивых социальных бизнесов с понятной бизнес-моделью. Привлекать деньги сейчас при такой ситуации сложно, но делать это нужно».

Примеры импакт-инвестирования в Беларуси

Куратор Summerspace, руководитель культурного хаба ОК16, архитектор Георгий Заборский поделился кейсом создания культурного кластера в Беларуси при поддержке ОАО «Белгазпромбанк». «Белгазпромбанк» является крупным инвестором, который как раз занимается темой импакт-инвестирования в Беларуси. «Мы уверены, что культура и искусство являются той стороной, которая дает возможность ориентироваться в мире выбора, и мы приняли решение. Георгий рассказывает, как банк принял решение развиваться в этом направлении. Начинали с проектов, когда банк вкладывал деньги без надежды на их возврат. Шаг за шагом мы увеличивали уверенность в возврате инвестиций и открыли проект ОК 16, который уже сегодня возвращает инвестирование. Первая стадия проекта — мы купили недвижимость, завод МЗОР. Шаг второй — с помощью этой недвижимости вкладываем в развитие культурных, художественных и социально значимых проектов. Шаг третий — инвестируем финансово в резидентов, в которых мы верим и надеемся от них получить те изменения мира, на которые мы рассчитываем, плюс финансовые возвраты».

Георгий подчеркнул, что банк открыт к взаимодействию, но очень четко хочет видеть программы врастания в экосистему. «Мы хотим понимать, что каждый приходящий к нам проект, дает этой системе в целом. Мы требуем синергии — быть открытыми и с легкостью относиться к сотрудничеству. Несмотря на то, что мы является банком, уже сегодня мы занимается импакт-инвестированием в социальные проекты».

Представительница Банка развития Республики Беларуси Юлия Зарецкая рассказала об актуальных программах банка, которые направлены на поддержку бизнесов на разных этапах развития. «Основной инструмент поддержки — предоставление доступных ресурсов по доступной стоимости. Мы напрямую не осуществляем финансирование, а работаем через банки-партнеры и лизинговые компании».


Представительница Банка развития Республики Беларуси Юлия Зарецкая на Втором форуме социального бизнеса Беларуси. 28.06.2018, Минск

Сегодня Банк развития поддерживает стартапы, бизнесы в регионах, а также женское предпринимательство. В стратегию на 2018 год руководство банка поставило задачу по разработке отдельного продукта по поддержке социального предпринимательства. «Мы хотим создать инструмент поддержки, который смог бы удовлетворить все потребности социального бизнеса. Надеемся, что в конце этого года или начале следующего года мы реализуем задуманное и будет создан продукт, который окажется полезен именно в рамках социального предпринимательства».

 

 

Приезд иностранных экспертов стал возможен благодаря финансовой поддержке Евросоюза в рамках проекта "Инкубатор социального предпринимательства".

 

 

 

Текст: Валерия Николайчик

Фото: Анжелика Грекович